Святой благоверный великий князь Александр Невский, покоритель Биармии

Дни памяти: 30 августа / 12 сентября — день перенесения мощей в 1724 году; 23 ноября / 16 декабря — день погребения во Владимире, в 1263 году (в схиме Алексия); 14 / 27 ноября — день кончины в 1263 году.

Краткое описание славных деяний святого благоверного великого князя Александра Невского по покорению народа Биармии и присоединению Кольского края к Новгородской Руси

Александр Невский – любимый русский святой, национальный герой, мудрый правитель, великий воин, стратег и тактик, не проигравший ни одного сражения. Истинно христианский правитель и хранитель православной веры, завершивший свой земной путь принятием монашества, благоверный князь Александр Ярославич по праву заслужил в народе звание — «Имя России». Он особо дорог для жителей Крайнего Севера, и имя его навсегда связано с историей Кольского края.

В 1237 году на нашу страну обрушилось небывалое горе — началось нашествие огромной армии хана Батыя, наступил долгий период монголо-татарского ига. Именно в это время тяжелых испытаний, выпавших на долю Святой Руси, Господь явил нам мудрого правителя и непобедимого воина, великого князя Александра Ярославича. Именно его среди царившего горя и разорения избрал Милосердный Спаситель для совершения важнейшей политической миссии — присоединия земли Кольского севера к Новгородской Руси.

До нашествия татар территория Великой Лапландии являлась двоеданной: местные народы выплачивали дань и Новгороду, и Норвегии. Властью на этой северной территории обладал древний языческий народ — приполярные финны, в русском наименовании – «чудь». Свою страну они называли Биармией, а себя биармийцами. Биармийцы являлись данниками Новгорода, но, собирая положенную дань, эта «чудь белоглазая» жестоко угнетала и грабила аборигенов — лопарей (саамов), на что те не раз жаловались новгородским властям. Закоренелые язычники, биармийцы с давних времен были известны как опасные волхвователи, «живущие в нечестии и идолобесии», занимающиеся колдовством и в совершенстве владеющие искусством «боевой магии».

На Руси же наступили страшные времена: были разорены древние города, множество народа было угнано в рабство, а оставшееся население страны ордынцы обложили тяжелой подушной податью. Эта взымаемая «с каждой души» ежегодная дань («салыга») представляла собой перечень «мягкой рухляди», то есть меха различных северных зверей. Вследствие этой жесткой кабалы потребность в пушнине резко возросла, ибо всякого, кто не мог уплатить «ясык», угоняли в рабство. Положение могли спасти пушные богатства земель Великой Лапландии, но именно в этот момент биармийская чудь решила воспользоваться тяжелым положением Руси и отказалась платить дань мехами, разорвав договор с Новгородом.

Переговоры с правителями Биармии не принесли результата, поскольку те с «побежденными руссами» говорить не хотели и вели себя с гордой надменностью. В ответ на такую коварную измену великий князь Александр Ярославич принял единственно возможное и радикальное решение. Заручившись поддержкой хана Батыя, с целью наказать предателей князь приступил к масштабной военной операции на Крайнем Севере Европы, названной впоследствии Полярным, или Финским, походом.

Получив благословение митрополита Киевского Кирилла, князь с дружиной и ополчением из новгородцев и корелов, не ожидая благоприятного времени года, решительно выдвинулся на самые дальние рубежи севера Руси. Новгородская первая летопись свидетельствует: «В то же лето, на зиму, приехал князь Олександр, и митрополит с ним, и поиде князь на путь, говоряху, яко на Чюдь идет». Следует признать, что время, выбранное Александром для начала похода – «на зиму», в Полярную ночь – практически исключало возможность таких действий. Но именно это «нестандартное решение» обеспечило великому полководцу нужную внезапность и полный военный успех.

Во тьме, сквозь метели и штормовые ветра, воины князя Александра прошли через всю Лапландию (Кольский полуостров), Финнмаркен (земли на запад от Кольского полуострова) и даже вторглись в области Северной Норвегии – Галогаланд. Со всех этих территорий началось массовое бегство народа Биармии в сторону Норвегии. Договоренность князя с королем о переселении биармийцев на север Норвегии была достигнута заранее: «Норвежский король Гокан [Хакон IV Старый] дружески принимал бежавших Пермян (Биармян)» (О. Далин «История Шведского государства»).

Таким образом, мы видим, как князь Александр Ярославович, добившись особого расположения ордынского хана, сумел в полной мере воспользоваться выгодой этого вынужденного союза и опереться на силу стоящей за ним Золотой Орды. Извечному владычеству биармийцев на Крайнем Севере Европы был положен предел. Богатейшие земли терфиннов Кольского полуострова и норвежского Финнмаркена были присоединены к Новгородской Руси.

Поставленные цели Полярного похода были достигнуты. Биармийская чудь была изгнана с Кольского полуострова, народ лопарский освободился от жестокого чудского гнета, и теперь, без посредников и грабежа, сам стал поставлять пушнину в Новгородскую Русь. Административным центром сбора дани с востока Кольского Севера была назначена Варзуга, а с запада — Кандалакша (в те времена устье р. Канды).

Кроме того, надо отметить, что, войдя «со властию» в Гологоландские пределы Норвежского Королевства, князь Александр обусловил успешное заключение крайне необходимого для Руси договора с Норвегией 1251 года о границах. Условием принятия биармийцев, закоренелых язычников, под защиту Норвежской короны было принятие ими крещения. Столицей был объявлен город Тромсё, где для крещения чуди в 1252 году была построена церковь Девы Марии.

Следует еще раз упомянуть, что предпринятый князем Александром Финский поход на Крайний Север во время Полярной ночи казался практически неосуществимым и потому стал уникальным событием. Летописец пишет: «И бысть зол путь, якоже не видяша ни дни, ни ночи, но всегда тьма, и многим шестникам бысть пагуба». Тем не менее, государственная мудрость и полководческий талант Александра Невского совершили невозможное. Земли волости Тре были освобождены от биармийцев, а норвежский дистрикт Nordfield (Финнмаркен) был переименован в новгородскую волость Колоперемь. Лопарские погосты Кольского полуострова стали непосредственными данниками Руси, и новгородцы с союзной корелой приступили к активному заселению Терского берега Кольского полуострова.

Великое деяние благоверного князя Александра Невского не только присоединило к Руси богатейшие земли Лапландии и спасло от страшного татарского плена многих русских людей, но и принесло веру православную на эти дикие, языческие берега. Земли Терского берега от Варзуги до Умбы были признаны родовыми вотчинами благоверного князя Александра Ярославича. Первые храмы на территории Кольского полуострова, как показал радиоуглеродный анализ древних венцов зданий церквей, возникли в этих поморских селах вскоре после упомянутых нами событий.

Через 700 лет земли Крайнего Севера, присоединенные благоверным князем Александром к Новгородской Руси, станут называться Мурманской областью, территорией, которая ныне духовно окормляется Мурманской митрополией Русской Православной Церкви.

Просмотров (35)